Войти Выйти

Охотников Андриан Юрьевич — различия между версиями

Перейти к: навигация, поиск

Охотников Андриан Юрьевич — различия между версиями

м
м
 
Строка 3: Строка 3:
 
'''''Биография, образование, карьера:'''''
 
'''''Биография, образование, карьера:'''''
 
[[Файл:Ohotnikov.JPG|300px|справа]]
 
[[Файл:Ohotnikov.JPG|300px|справа]]
Из семьи служащих. Среди предков – русские, белорусы, коми. В 1995 г. закончил исторический факультет Томского государственного университета, пятью годами позднее – факультет психологии Новосибирского государственного университета. В 2009 г. в Институте археологии и этнографии Сибирского отделения Российской академии наук (ИАЭ СО РАН) защитил кандидатскую диссертацию по теме «Немцы Северной Кулунды: стратегии и результаты социокультурной адаптации (1910–1960-е гг.)". (научный руководитель д.и.н. И.В. Октябрьская). В 1997–2006 гг. – ассистент, старший преподаватель кафедры философии и культурологии Сибирского университета потребкооперации (г. Новосибирск). С 2001 г. и по настоящее время – научный сотрудник отдела этнографии ИАЭ СО РАН.
+
Из семьи служащих. Среди предков – русские, белорусы, коми. В 1995 г. закончил исторический факультет Томского государственного университета, пятью годами позднее – факультет психологии Новосибирского государственного университета. В 2009 г. в Институте археологии и этнографии Сибирского отделения Российской академии наук (ИАЭ СО РАН) защитил кандидатскую диссертацию по теме «Немцы Северной Кулунды: стратегии и результаты социокультурной адаптации (1910–1960-е гг.)". (научный руководитель д.и.н. [[Октябрьская_Ирина_Вячеславовна|И.В. Октябрьская]]). В 1997–2006 гг. – ассистент, старший преподаватель кафедры философии и культурологии Сибирского университета потребкооперации (г. Новосибирск). С 2001 г. и по настоящее время – научный сотрудник отдела этнографии ИАЭ СО РАН.
  
  

Текущая версия на 12:07, 22 сентября 2017

17 июля 1973, г. Томск, СССР

Биография, образование, карьера:

Ohotnikov.JPG

Из семьи служащих. Среди предков – русские, белорусы, коми. В 1995 г. закончил исторический факультет Томского государственного университета, пятью годами позднее – факультет психологии Новосибирского государственного университета. В 2009 г. в Институте археологии и этнографии Сибирского отделения Российской академии наук (ИАЭ СО РАН) защитил кандидатскую диссертацию по теме «Немцы Северной Кулунды: стратегии и результаты социокультурной адаптации (1910–1960-е гг.)". (научный руководитель д.и.н. И.В. Октябрьская). В 1997–2006 гг. – ассистент, старший преподаватель кафедры философии и культурологии Сибирского университета потребкооперации (г. Новосибирск). С 2001 г. и по настоящее время – научный сотрудник отдела этнографии ИАЭ СО РАН.


Сфера научных интересов:
История и этнография народов Сибири, Крайнего Севера и Дальнего Востока; социальная антропология и история; история и этнография повседневности; социокультурная адаптация принудительных мигрантов; дискурс-анализ прессы.


Основные научные достижения:

Сибирско-немецкие культуры, сложившиеся к концу 1920-х гг., являлись транзитивными, ориентированными и на ценности модернизации; они развивались в условиях развитого рыночного хозяйства и механизированного аграрного производства. Локальные культуры сибирских немцев явились результатом не только духовного и технологического прогресса, обусловленного хозяйственными успехами первого десятилетия обоснования, но и архаизации, вызванной потерями от мобилизационных мероприятий царского правительства и советских фискальных начинаний. Адаптация депортированных немцев в местах высылки оказалась крайне затруднена и вследствие политико-правовых и экономических мероприятий проводимых государством в условиях войны. Результатом среди немецкого населения Северной Кулунды стали, в частности, явления культурного оскудения, голод, отсутствие надежного жилья и одежды, выраженный дефицит социализации. Вопросы жизнеобеспечения депортированных и расселенных немцев решались всеми возможными формами мирской поддержки старожильческих общин, также оскудевших в ходе коллективизации. Влияние военной пропаганды способствовало мобилизации негативных стереотипов в отношении поволжских немцев в старожильческих сообществах Кулунды, длительной фиксации низкого статуса немецкой культуры как в глазах местных жителей, так и в среде немецкой молодежи. Немецкие сельские сообщества Северной Кулунды вошли в культуру современности как маргинализованные по отношению к традиционной культуре, успешно интегрированные в кулундинские полиэтничные коллективы субъекты. Вследствие неполной правовой реабилитации, непреодоленных последствий репрессивной национальной политики, северокулундинские немцы ассимилировались в доминирующую русскую советскую культуру при посредстве региональной.


Членство в научных организациях и союзах:

Член Международной ассоциации исследователей истории и культуры российских немцев.


Основные публикации:

• «Жить и так можно»: этносоциальные процессы середины ХХ века в среде поволжских немцев Новосибирской Кулунды в устноисторическом рассмотрении // Этнография Алтая и сопредельных территорий. Выпуск 7. Барнаул, 2008;

• Немцы Северной Кулунды: особенности этноконфессиональных процессов 1950–1960-х гг. // Гуманитарные науки в Сибири. 2009. № 3;

• Китайские рынки российских городов – «уходящая натура»? // Трансграничные миграции и принимающее общество: механизмы и практики взаимной адаптации. Екатеринбург, 2009;

• «Самодеятельная» реабилитация поволжских немцев в середине 1950–1960-е гг. // Институты гражданского общества в Сибири (XX – начало XXI вв.). Выпуск 2. Новосибирск, 2011.


Автор: А.О., ред.